Image default

Немного о том, как и во что вляпался Руслан Молдабеков — известный в Казахстане аферист, ставший в узких кругах едва ли не легендой. Итак, сбербанкстеры вляпались в историю в Казахстане. Сюжет банальный, как в порнофильмах, и описывается фразой «набрать побольше кредитов и не отдавать их».

Местный бизнесмен из списка Forbes, латифундист, владелец более миллиона гектар сельхозземель Руслан Молдабеков, — старший партнер в холдинге «КазЭкспортАстык». А 49% — у «Сбербанк Инвестиции». Банк Грефа не только акционер, но и крупнейший кредитор, в общей сумме отгрузивший на реализацию проекта более 140 млн долл. Но есть и другие кредиторы, а также миллионы тенге, которые, заручившись поддержкой местных чиновников, Молдабеков получает по госпрограммам поддержки АПК.

Большая афера Руслана Молдабекова
Большая афера Руслана Молдабекова
И вот теперь он сделал рискованную ставку: предложил «Сбербанк Инвестициям» выкупить их долю в холдинге, естественно, с огромным дисконтом. А одновременно лишил партенра всех инструментов управления и оперативной информации о холдинге. Если эта схема пройдет, то сбербанкстеры лишатся ценного актива, еще и заплатив за это своими деньгами.

Кто такой Руслан Молдабеков?

Экс-мажилисмен и экс-руководитель аграрного комитета Еркин Рамазанов предъявляет финансовые претензии председателю совета директоров АО «Холдинг «КазЭкспортАстык», миллионеру из списка «Forbes Казахстан» Руслану Молдабекову, пишет газета «Мегаполис». В интервью изданию Рамазанов заявил, что бизнесмен, чье состояние оценивается в 320 миллионов долларов, его попросту кинул. Рамазанов рассказал, что много лет назад руководил зерновой компанией ЗАО «Казэкспортастык» и владел пакетом ее акций. Но в 1999 году, перед тем как баллотироваться в депутаты, якобы передал все активы своему ставленнику, которым как раз и был Молдабеков. «Это сейчас Руслан — один из самых богатых и влиятельных бизнесменов в стране. А у нас в «Казэкспортастыке» он начинал главным бухгалтером, а уж потом дорос до президента компании. Парнем был сообразительным, толковым. Более того, мы дружили семьями, так что я доверил ему свой бизнес без тени сомнения», — вспоминает он. Став депутатом, Рамазанов перестал вмешиваться в дела компании. Так продолжалось до 2011 года, пока не завершилась парламентская деятельность мажилисмена. По словам собеседника издания, после сложения депутатских полномочий он захотел вернуть свою долю. Однако, как выяснилось, предприимчивый управляющий умудрился вывести активы. «Схема, по которой действовал Молдабеков, простая: мои акции в ЗАО «Казэкспортастык» он постепенно «размыл», преобразовав общество в товарищество, а также создав кучу других ТОО­шек и перекачав туда активы. Путем этих преобразований Молдабеков избавился от всех учредителей, в том числе от таких уважаемых людей, как Остапенко Ю.И., Бабаев С.А., Качурин В.И., а потом создал АО «Холдинг Казэкспортастык», куда вошел единственным учредителем.

Даже название дал то же, с тем же товарным знаком, и сумел его запатентовать. В период с 1999 по 2004 год имущество, принадлежащее когда-то ЗАО «Казэкспортастык», передавалось и распродавалось активно по заниженным ценам. Среди покупателей — агропредприятия Северо-Казахстанской и Акмолинской областей, подконтрольные Молдабекову, впоследствии ставшие новыми участниками АО «Холдинг Казэкс­портастык», — рассказал Рамазанов. Когда экс-мажилисмен стал собирать документы, чтобы призвать своего доверителя к ответу, Молдабеков вдруг предложил бывшему шефу пойти на мировую, пообещав выплатить денежную компенсацию траншами до 2014 года. Рамазанов согласился, тем более, что в качестве гаранта выступил президент «Зернового союза» Нурлан Тлеубаев. «Для меня участие в этом соглашении Тлеубаева внушало большое доверие к подписываемому документу… Все вместе мы заключаем трехсторонний договор, но нотариально его не заверяем, опять-таки по предложению Молдабекова, чтобы не допустить разглашения и не спугнуть инвестора», — рассказал собеседник издания. Однако выплаты по джентльменскому соглашению продолжались недолго, прекратившись в 2012 году. Как выяснилось позже, Молдабекову нужно было лишь выиграть время. В тот момент он как раз намеревался продать 13-процентную долю холдинга Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР). И если бы всплыла вся эта нелицеприятная история, связанная с учредителями, то сделка стоимостью в 45 миллионов долларов могла бы сорваться. Когда же соглашение с ЕБРР состоялось, то Молдабеков перестал выплачивать долг Рамазанову. После личной встречи с Молдабековым в сентябре нынешнего года Рамазанов официально подал на бывшего партнера в суд Астаны. В исковом заявлении он потребовал от Молдабекова вернуть долг. В конце «Мегаполис» пишет, что судебное разбирательство по делу «Казэкспортастыка» только начинается. Сам Молдабеков по сей день не комментирует ситуацию.

Что дальше: продолжение истории Руслана Молдабекова

Если кто-то думает, что история с просроченными долгами есть только у «Иволги», советую совершить кратенький экскурс в журналу Форбс за 2017 год. В его рейтинге «50 богатейших бизнесменов Казахстана» не осталось классических агропромышленников, чье состояние базировалось на сельском хозяйстве. В частности, этот год оказался сложным для двух «зерновых королей» — Василия Розинова и Нурлана Тлеубаева, — учредителя холдинга «Алиби», часть имущества которого ушла в «Олжу».

Двумя годами ранее из рейтинга выбыл Руслан Молдабеков, председатель совета директоров в АО «Холдинг «КазЭкспортАстык». Согласно данным неконсолидированной финансовой отчетности «КазЭкспортАстык» понес убытки в 23 млрд тенге. Общая причина для всех – неблагоприятные погодные условия во время уборочной кампании. Но и была другая причина, невидимая для простого обывателя — закредитованность. Большинство аналитиков считает, что сельское хозяйство и АПК привлекательны для инвесторов и кредиторов. Банки охотно ссужают деньги заемщикам, но когда у тех случается погодный форс-мажор, ручеек из кредитов прекращается. Урожая нет, налоги растут, доллар дорожает. Компании оказываются на мели. Вот тут их и начинают добивать — лучшее время для рейдерства, что явного, что тайного.

Не буду повторяться насчет противостояния «Иволги» и Евразийского Банка развития, у которого холдинг Розинова взял кредит на 80 миллионов долларов — детали этих взаимоотношений, вполне логично укладывающиеся в логику коммерческого алгоритма, известны по многочисленным публикациям в СМИ. Для непосвященных во всю эту скучную бухгалтерию тут мало интересного. Это работа для юристов и экономистов.

Удивляет другое: как жанр из сугубо бизнес-протокольного переквалифицировали в сценарий уголовного микса, где отныне все выстраивается по классической детективной линии: вот злодей, путем мошенничества укравший миллионы (Розинов), вот злой полицейский (представитель Банка), а другой подобрее будет (прокурор), но такая уж у него доля прокурорская— справедливости служить. Формулировка государственного обвинителя на заключительных прениях походила на гильотину — осталось только шею подставить. «Прошу суд признать Розинова Василия Самойловича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 177, частью 4, пунктом «б» УК (в редакции от 1997 года) и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет и шесть месяцев с отбыванием наказания в учреждении уголовно-исполнительной системы средней безопасности, с конфискацией имущества».

Выглядело это горячо и как-то уж поспешно, будто главной задачей было скороговоркой зачитать эти строки и быстро побежать мыть руки. А дальше, пропади оно все пропадом.

Может быть интересно:

Коррупция коммунального хозяйства Нур-Султана бьёт все рекорды — 1,8 млрд тенге

Айдан Токаев

Вячеслав Ким, Кенес Ракишев, Айдын Рахимбаев и другие: как бизнес борется с эпидемией

leetditor

Крупная нефтяная компания Казахстана эвакуировала 13 тыс. сотрудников из-за коронавируса

Представители кланов объединились для передачи власти в Казахстане — эксперты

Айдан Токаев

Оптовые продажи продовольственных товаров в Казахстане в начале 2020 г. значительно сократились

Депозиты юридических лиц выросли выросли на 6.3% с начала года

Оставить комментарий