Image default

Лондонская биржа металлов (LME) рассматривает прекращение поставок российской продукции — возможный запрет нацелен на горнодобывающую промышленность России, но может иметь разрушительные последствия для глобального рынка металлов.

До сих пор финансовые ограничения Запада не распространялись непосредственно на российские металлургические компании. Однако после того, как Великобритания наложила персональные санкции на бывшего контролирующего акционера Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Искандера Махмудова, LME временно ограничила новые поставки меди и цинка, произведенных компанией и её дочерним Челябинским цинковым заводом.

В прошлый четверг биржа представила для открытого обсуждения проект запрета на торговлю и хранение российского алюминия, никеля и меди. По мнению большинства экспертов, ограничения со стороны Лондонской биржи будут иметь аналогичные последствия, что и санкции США в отношении Олега Дерипаски в 2018 году, которые привели к существенному росту биржевых цен на алюминий. На Россию приходится значительная часть мирового производства металлов — около 9% всех поставок никеля, до 6% алюминия и 4% меди. За весь 2021 год РФ экспортировала этих металлов на $11.9 млрд (менее 3% от совокупного экспорта).

Для большинства металлов на складах LME текущая доля российской продукции по сравнению с другими юрисдикциями остается как стабильной, так и относительно высокой — никель менее 5%, алюминия и его сплавов до 20-30%, доля российской меди держится в диапазоне 60-80%. В документе предлагается обсудить три варианта действий, на которые участники рынка должны дать свои комментарии бирже до 28 октября:

1. Полный запрет на новые поставки из РФ в сеть складов LME, который по мнению биржи может вызвать «краткосрочные сбои на рынке, но обеспечит определенность в будущем». При этом LME не рекомендует распространять ограничения на ожидающие отгрузку металлы, которые уже находятся на её складах, а также предлагает поэтапный ввод запрета с длительным периодом уведомления о прекращении поставок.

2. Введение лимита на объем складских запасов металлов российского происхождения и прекращение дальнейших поставок, в случае достижения порогового значения. Учитывая возникающие сложности такого подхода на фоне волатильности мирового рынка предложения, LME не уверена, что это принесет существенную рыночную выгоду.

3. Сохранение текущей политики отсутствия каких-либо ограничений — российские металлы продолжают храниться в сети складов LME и поставляться по ее контрактам.

Анализ рыночной ситуации, приведенный в документе, указывает, что российский металлы до сих пор остаются «приемлемыми для широкого круга мировых потребителей, а интересы упорядоченного рынка, вероятно, лучше всего обеспечит постоянное присутствие российских брендов в списках LME». Ключевой аргумент в пользу запрета состоит в риске значительного роста «самосанкций» со стороны потребителей в 2023 году — добровольный отказ от поставок металлов российского происхождения или одностороннее прекращение торговли с российскими компаниями.

LME боится превратиться в «рынок последней инстанции», когда российский металл не сможет быть физически реализован, что в свою очередь, приведет к затовариванию складов. В результате стоимость российской продукции упадет ниже цены металлов из других юрисдикций. С одной стороны потребители будут вынуждены платить надбавку за нероссийский металл (премия между ценой на LME и физическим рынком), с другой — будет нанесен удар по производителям, контракты которых привязаны к ценам LME. Сочетание этих факторов в долгосрочной перспективе обесценивает роль LME как ключевой биржи для определения рыночных цен на металлы.

Возможный запрет LME не означает, что российские металлы исчезнут с мировых или западных рынков. Как это было в случае с нефтью, продукция может быть продана в третьи страны и реэкспортирована. Мировая торговля металлами также не ограничивается Лондонской биржей — основной объем сделок реализуется посредством внебиржевых контрактов, которые не подпадают под ограничения или правила LME.

Может быть интересно:

Кадровый резерв коррупции Казахстана: новые лица

leetditor

В авторитетном международном индексе J.P. Morgan вскоре появятся казахстанские ЦБ

Почему существует иллюзия роста мировой экономики?: лайфхак из США

«Пир во время чумы» или богатые похороны во время карантина

Собственники Евразийского банка попали в очередной международный скандал

Айдан Токаев

Общий уровень инфляции в Казахстане продолжает рост

Оставить комментарий