Image default

Абсолютно оправданная протестная активность, связанная с делом оппозиционного активиста Жанболата Мамая, арестованного за организацию беспорядков в ходе трагических «январских событий», постепенно перерастает в попытку его супруги Инги Иманбай занять «лидирующие позиции» в среде казахстанских оппозиционеров. Так, накануне Иманбай решила использовать информацию об обнаружении исследовательской группой по кибербезопасности «Lookout Threat Lab» шпионского ПО, которому дали название «Hermit» и которое, предположительно, могло использовать правительство Казахстана для слежки за высокопоставленными чиновниками и известными общественными деятелями. Иманбай заявила о заражении своего телефона вирусом-шпионом «Hermit», предоставив снимок с экрана, который никак не доказывает это заявление; на нем нет информации об обнаруженном заражении. Более того, судя по всему, Иманбай даже не потрудилась прочесть, что само шпионское ПО, внедряющееся на мобильные телефоны, оснащенные операционной системой Android, не называется «Hermit» — оно, по сообщениям все той же группы по кибербезопасности, называется «oppo.service» и выдает себя за китайского производителя электроники «Oppo». Более того, шпионское ПО распространяется через сообщение, содержащие вредоносную ссылку, которую обманным путем необходимо убедить жертву установить на свой мобильный телефон. Шпионское ПО также маскировалось под телекоммуникационное приложение или мессенджер, которое люди добровольно устанавливали.

Впрочем, учитывая, что Иманбай вместе со своим мужем Мамаем ранее весьма поверхностно относились к проверке и перепроверке фактических данных в ходе создания своих фильмов-расследований о коррупционной деятельности представителей политической элиты Казахстана, нет ничего удивительного и в такой «кричаще-сенсационной» и одновременно бессодержательной подаче информации о якобы обнаруженном шпионском ПО. Еще более сомнительный выглядит и информация о физической слежке за Иманбай, осуществляемой с ее слов сразу пятью автомобилями, и предоставленной тоже без каких-либо доказательств.

Тем не менее, сам ничем не подтвержденный факт слежки Иманбай, разумеется, трактует как преследование и требует освободить ее мужа. Ранее с таким же заявлением она явилась на митинг в поддержку «свободы слова» в Алматы, организованный в преддверии Дня работников связи и информации редакцией портала «Orda kz». Будучи проигнорированным многими журналистами и блогерами, митинг собрал порядка 100 человек, а среди выступавших были замечены оппозиционные деятели, имеющие к журналистике либо очень опосредованное отношение, такие как Булат Абилов, либо вовсе никакого, как, например, Мухтар Тайжан.

Между тем, по слухам, исходящим из оппозиционной среды, следует, что за публичной защитой Иманбай своего мужа скрывается личная трагедия, якобы жалобу на протестную активность Мамая составила сама Иманбай и это была чисто женская месть, так как незадолго до ареста у супругов был конфликт, Мамай был уличен в измене — со своей ассистенткой. Сама семейная драма помимо самого факта измены была отягощена постоянными упреками Мамая в адрес Иманбай, что она бросила двоих детей на воспитание родственникам, а сама проводит время с друзьями. Грамотно составленную жалобу правоохранительные органы использовали как предлог для помещения Мамая под арест, хотя до этого его просто вызывали, как и тысячи других участников январских беспорядков, на допросы. Таким образом, Иманбай удалось не только отомстить мужу-изменнику, но и занять его место в высококонкурентной оппозиционной среде наравне с Абиловым и Тайжаном.

Может быть интересно:

Черные лебеди и большая политика

leetditor

Подарок от США Казахстану из Афганистана: 9000 свежих беженцев

leetditor

Рынок продажи продуктов в Казахстане пикирует вниз

За распространение информации о своей деятельности Акимат Нур-Султана платит значительные суммы

Айдан Токаев

На портале «Электронное Правительство» появилась база зарегистрированных земельных участков

Айдан Токаев

Казахстану может грозить итальянский сценарий эпидемии COVID-19

Оставить комментарий