Image default

Саудовская Аравия «заткнула за пояс» Россию в нефтяной битве. Саудиты предложили мега низкие цены и продолжили наращивать добычу.

Отметим, что говоря о «выгоде для России», не имеется в виду «выгода для населения России». Такие уж реалии политики на постсоветском пространстве.

Главное событие начала года в нефтяной индустрии — обвал цен на нефть после завершения соглашения ОПЕК+. Неожиданностью он не был: такие сценарии рассматривались в России и держались в уме. Но произошло все в самой жесткой форме.

Как это ни странно, но нефтяной сектор России планировал получить выгоду от низких цен на нефть, но до сих пор все еще не ясно, получился ли у них маневр. С одной стороны, жизненно важно было затянуть в сделку ОПЕК+ США. Ограничивая добычу, россияне всегда теряли рынки, а США, которые не участвовали в сделке, наращивали добычу сланцевой нефти. С другой стороны, падение рынка — это хороший аргумент, чтобы обоснованно увеличить объемы льгот и иной государственной помощи нефтяным компаниям.

Осенью 2019 года глава Роснефти Игорь Сечин заявил, что ОПЕК+ вообще не влияет на цены. По его словам, они формируются через комбинацию четырех инструментов. Это — доминирование доллара в расчетах за нефть (до 90% в торговле нефтью и нефтепродуктами), активное использование фьючерсных механизмов, новые возможности по экспорту американской сланцевой нефти из США, политические санкции против других нефтедобывающих стран.

По мнению Сечина выходит, что ключи от нефтяного рынка находятся в Вашингтоне, поэтому нужно не сокращать добычу вместе с саудитами, а бороться с доминированием США. Вдобавок ко всему в пакет санкций против Венесуэлы попала трейдинговая «дочка» «Роснефти». И именно американский сланец является стратегическим конкурентом легких сортов российской нефти, а «Роснефть» — лидер в ее производстве.

Расчет был на то, что американские сланцевые производители не выдержат низких цен. Средняя себестоимость производства на сланцах примерно $45. Себестоимость добычи в Западной Сибири даже с транспортом — ниже $25 без налогов, а в некоторых случаях — ниже $10. Что касается Саудитов, то их бюджет, по оценкам МФО, верстается при ценах выше $80 за баррель. Россия начинает тратить резервы при цене на Urals ниже $42,4.

С другой стороны, российский Минфин также был заинтересован в низких ценах на нефть, хоть это и максимально странно звучит. За счет высоких цен на нефть копились резервные фонды, которые должны помогать стабилизировать бюджет при падении цен на нефть. В годы существования соглашения ОПЕК+ приемлемые цены на нефть гарантировали стабильные доходы бюджета и не создавали излишних рисков девальвации и в целом угроз для финансовой стабильности.

Но когда ФНБ приблизился к размеру 7% от ВВП, активность лоббистов, которые хотели получить доступ к этим деньгам для своих проектов (Сечин с судоверфью «Звезда», Ротенберги и «Газпром» со своим проектом в Усть-Луге, РЖД с идеей развития высокоскоростного пассажирского движения, «Новатэк» с СПГ-проектами, «Росатом» с СМП и т. д.), стала большой проблемой для Минфина и его руководства. Ведь в их философии ценностью были резервы как таковые. Использование резервов внутри страны увеличивало инфляцию и коррупцию.

Резервы хранились в американских облигациях. Даже после возвращения Крыма объем российских резервов, хранимых в облигациях США, превышал $100 млрд. Но политически эта схема становилась очень спорной, и отраслевые лоббисты указывали на это Путину. Облигации пришлось продавать. Санкции позволили лоббистам получать деньги из ФНБ в виде исключения еще до достижения установленного порога в 7% от ВВП. Например, проект «Новатэка» «Ямал СПГ» финансировался и из госрезерва.

В итоге финансово-макроэкономическому блоку стало сложнее оборонять резервы. Похоже, в их позиции начал преобладать мотив «не доставайся же ты никому». Проявление этого принципа — схема с продажей Сбербанка правительству за деньги ФНБ: тем самым они были «спрятаны».

Может быть интересно:

Около 10% пенсионных накоплений ушли в госдолг США

leetditor

Cаудовские нефтяники прекратили демпинг и повышают цены

В Украины возникли большие проблемы с МВФ

Повысились риски потери репутации Казахстана — международные СМИ

МВФ «предсказал» развивающимся странам значительное увеличение бюджетов на борьбу с COVID-19

У Казахстана есть возможности для увеличения экспорта в Россию

interleet

Оставить комментарий